Новости
29 октября 2017, 16:07

Здесь умирает счастье?

Бог иногда бывает несправедлив. Почему-то тем семьям, которым дети не нужны, он дает их полной горстью. А вот тем, кто готов уделять ребятишкам максимум своего времени и внимания, нередко приходится вымаливать малыша долгими днями и ночами. Тридцатичетырехлетняя ангарчанка Анастасия первый раз смогла забеременеть поздно – только после операции, которую ей сделал известный гинеколог Юрий Малыгин. Тогда родилась дочка Вика, которой сейчас 2 года 4 месяца. Вторая беременность оказалась внематочной и закончилась операцией по удалению трубы. Но Насте и ее мужу Сергею очень хотелось мальчика. Поэтому, когда женщина забеременела в третий раз, радости в семье не было предела – Сергей с жены пылинки сдувал. УЗИ показало, что это будет мальчик, и счастливые будущие родители даже имя ему придумали – Данилка. Настя дохаживала последние недели перед родами. Вечером 18 октября она пошла за дочкой в садик. Живот немного потягивало, но врачи ее предупредили, что на поздних сроках такое возможно. Когда мать и дочь пришли домой, боли усилились, началась рвота. Переживая за свое состояние и неродившегося малыша, Настя вместe с Сергеем приняла решение вызвать «скорую». Машина приехала быстро, врачи прослушали живот и услышали, что сердечко ребенка бьется и он шевелится. Но факт рвоты их насторожил, так что они предложили Насте собираться в роддом. – По дороге врачи сообщили в перинатальный центр, что везут тяжелобольную и нужно срочно готовить операционную. Потом медсестры мне рассказывали, что они все сделали, намылись и ждали нас, буквально подняв руки, чтобы сразу же начать операцию, – вспоминает Настя. В приемном покое в тот день дежурила врач Наталья Демидович, заместитель главного врача по клинико-экспертной работе, врач-гинеколог высшей квалификационной категории. Многие ангарские женщины благодарны ей за сохраненные беременности и здоровых детей. Но в тот октябрьский вечер система почему-то дала сбой… – Муж и дочка (ее не с кем было оставить) поехали вместе со мной. Меня осмотрели, выслушали жалобы, при осмотре установили, что кровотечения не было. Но боли были такие, что я не могла сдержаться и кричала на весь роддом. Казалось, что меня режут ножом, живот распирало так, как будто он сейчас взорвется. Я даже упала в обморок от боли. Умоляла прооперировать меня, сделать кесарево сечение, чтобы спасти моего мальчика, но меня никто не слушал, – рассказывает сквозь слезы Настя. Но врач, расслышав, как ей показалось, сердцебиение плода, решила, что по гинекологической части у Анастасии все в порядке, а узнав о рвоте, почему-то решила, что у женщины… прободная язва желудка! При том, что в карте Анастасии не было никаких упоминаний о проблемах с органами пищеварения. Полтора часа, глядя на извивающуюся в муках на жесткой каталке женщину, в роддоме ждали хирурга из Сангородка, чтобы подтвердить диагноз. Это ж какое самообладание надо иметь, чтобы видеть все это и не помочь! И почему нельзя было пригласить врача из БСМП, которая находится буквально через дорогу и где круглосуточно дежурят врачи – и в гинекологическом, и в хирургическом, и в терапевтическом отделениях? – Сквозь туман перед глазами я помню, как спускался анестезиолог и спрашивал, почему меня не поднимают в операционную. Еще одна врач кричала: вы что творите, давайте ее поднимать! А мне за это время даже УЗИ не сделали, чтобы выяснить, что с ребенком, не сделали КТГ и Допплер, хотя, как я потом узнала, врач в приемном покое умела делать УЗИ, нужно было лишь ключ от нужного кабинета взять, – вспоминает Анастасия. Только после того как диагноз с язвой желудка не подтвердился, женщину наконец привезли в операционную. Здесь выяснилось, что у нее сильнейшее кровотечение из-за разрыва матки. – Операция длилась четыре часа. Я потеряла три литра крови, плазму не успевали подавать. Ребенок к этому времени уже погиб – захлебнулся моей кровью, – плача навзрыд, завершает рассказ Настя. Речь в тот момент шла уже о спасении ее жизни. Женщина безмерно благодарна и Ларисе Пацко, заведующей родильным отделением, которую все-таки додумались вызвать, и Виталию Селецкому, заведующему отделением анестезиологии и реанимации, и операционным медсестрам. Они сделали все возможное, и Настя осталась жива. Но что все-таки случилось? – Я пыталась это выяснить. Есть мнение, что разошелся послеоперационный шов от удаления внематочной беременности с левой стороны, ведь с увеличением матки во время беременности он тоже растягивается. Но Настя ходила на контрольные УЗИ (последнее было за неделю до случившегося), и там утверждали, что со швом все в порядке. Другой врач сказал, что матка порвалась с правой стороны. А Наталья Бреус, главный врач АПЦ, на мои вопросы ответила, что ушили дно матки. Так что где все-таки зашивали, так пока и осталось непонятным. Сейчас нам важнее другое: чтобы были наказаны все, кто виновен в гибели моего племянника. Те, кто ждал и бездействовал полтора часа, пока он умирал. Ведь, сделай они все правильно и вовремя, в 37 недель беременности Настя могла родить здорового малыша, – уверена Юлия Муканина, сестра Анастасии. К счастью, Лариса Ва­сильевна смогла спасти Насте матку, и она сможет иметь еще детей. Но хватит ли у нее духу пройти вновь через этот ад, она пока не знает. Комментарий Никита Гранин, руководитель СО СУ СК РФ по Ангарску: – По факту гибели ребенка для установления всех обстоятельств произошедшего следственным отделом по Ангарску проводится проверка: опрашиваются врачи, изымается медицинская документация, будет проведена судебно-медицинская экспертиза. АвторАлёна Зорина
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg